procdownke

procdownke: выдумка


- кто самый верный четвероногий друг человека?- КРОВАТЬ.

В детстве завелось у меня, гм, увлечение. Необычное увлечение- я выбирала, какой я хочу стать старушкой. Совершенно согласна- это крайне странное хобби для 10-летнего ребенка.В этом смысле я была как древнеегипетские фараоны, которые при жизни, иногда еще в молодости начинавщие строить пирамиду для собственного погребения и последующей загробной жизни. Но из песни слов не выкинешь- я на полном серьезе выбирала, какой хочу быть в старости. Представила себе когда-то- ну вот доживу я, допустим, до 65-70 лет, и придется мне стать старушкой, и еще лет 10-20 в таком виде существовать. Срок немалый.И мне очень хотелось в этот период как-то на свой возраст пристойно выглядеть. Ну чтоб не мини-юбка,подтяжки лица и тела и молодой муж или там противополжный полюс- старческая расплывчатость, толстая фигура и небрежная прическа- но стильно так, без излишеств, но приятно для глаза и разума. И я выбирала, внимательно наблюдала за встречающихся мне на жизненном пути старушками- какой именно хочу в старости стать. Тем более со старыми женщинами, вообще-то, очень интересно разговаривать- у них жизненный опыт и багаж историй такой, что слушать их можно бесконечно.
Я вдумчиво выбирала- хочу ли быть полной, несколько сырой женщиной с кукишем седых волос на затылке, сугубо утопшей в жизненных интересах своих многочисленных детей и внуков, как моя собственная бабушка, или утонченной, острой,элегантной пожилой женщиной с напряженной интеллектуальной и социальной жизнью, как моя соседка.
Но однажды, не очень давно, я ЕЕ встретила.Как в знаменитой песне Шнура - "Но это ты -рыба моей мечты! Это ты!". В данном случае- бабка моей мечты.
Вот! Это оно! Вот такой я хочу в старости стать!
Она неслась, как викинг- берсерк, на горном велосипеде, и ее не могли догнать даже собственные внуки с их друзьями на таких же великах. У нее были снежно-белые, неокрашеные волосы, очень красиво подстриженные в каре стиля 30-х годов, ни малейших следов пластических операций, но зато щедро накрашенные ярко-красной помадой губы ( дамам в возрасте на заметку- вусмерть-красная помада очень хорошо смотрится на фоне белых волос и бледной кожи, присущих европейкам и славянкам в возрасте, да и всем очень светлым блондинкам. Красивый цветовой контраст получается). И по виду ее было ясно- ее никто и ничто на ее велике не остановит, она бесстрашна, горда и счастлива. Ей уже море по колено- она всех возможных дла себя высот достигла, замуж сходила, всех вырастила и подняла и теперь имеет право распоряжаться своей жизнью, как угодно. В том числе на горном велосипеде.
Мечтаю стать такой же бабкой. При внуках- но при этом бодрой, сильной, храброй.

В теперь уже отдаленные советские времена мы вели битву за урожай. С кем
была эта битва и кто в ней победил, теперь уже сказать сложно…
Но поскольку слово "битва" у наших вождей прочно ассоциировалось с со
словом "армия", то ей, армии, эту битву и поручили. Сражался за урожай и
я. Когда я убывал на продовольственный фронт во главе взвода, замполит
напутственно сказал:
- Поедешь в колхоз-миллионер!
Смысл его слов дошел до меня уже в колхозе: колхоз был должен
государству 5 миллионов советских (!) рублей. Помню, также, что у них
сгорело 2 трактора на силосной яме (вместе с силосом, естественно) и
местный комсомолец после тяжелого запоя решил постричься в монахи.
Нам поручили достраивать гараж для сельхозтехники. Каркас уже стоял,
нужно было выкладывать кирпичные стены. Решили начать с фасада, т. к. в
нем нужно было делать ворота и работы было меньше. Чертежей не было
никаких, поэтому делали "от балды". Каждый день на стройку приходил
какой-то мужичок в костюме, сапогах и кепке (местный национальный
прикид). Посидит, молча покурит и уйдет. Кстати, у них и дети так
одевались: чуть мальчик подрастет - ему тут же покупают костюм, сапоги и
кепочку…
И вот, выложили мы проем для ворот, сверху нужно класть бетонную балку.
Крана нет. Тогда сколотили деревянный пандус и, как рабы в Древнем
Египте, затащили балку на стену на веревках. Тяжело и страшно - сорвется
балка - всех передавит, как крыс. Устали, сорвали голоса от мата, пошли
отдыхать.
На следующее утро опять заявляется мужичок, подходит к нам и говорит:
- Вы, это, значить, мужики, ворота низкие сделали, комбайн-то не пройдет.
- А ты кто?
- Зав. гаражом.
- А какого ж ты х#я раньше молчал?!
- Так я в отпуске был…

- Какая прелесть! Это у вас кот или кошечка?
- А вы по ушам не видите?
- Нет.
- Это кролик.

Маленький китайский городок у границы с Северной Кореей. Разговариваю с крестьянкой из посёлка по соседству. Нелегал, живет в Китае 10 лет, на встречу приехала с гражданским мужем (будучи нелегалом, она не может, ясное дело, регистрировать брак). Муж решил подстраховать – мало ли что может случиться.

Тётушке лет 50, выглядит старше, из самых что ни на есть северокорейских низов. История у неё обычная, в разных вариантах слышанная мною десятки раз, и из тех, что в учебники не войдёт. Муж умер в голод, осталась в провинциальном городке в середине девяностых с двумя детьми на руках, крутилась как могла. Спрашиваю, как оказалась в Китае. Говорит, что ей предложили нелегально перейти границу, чтобы поработать сезон на рисовых полях, обещали за эту работу большие деньги. Внешним миром она не интересовалась совершенно, но слухи о том, что люди, съездившие в Китай на работу, живут хорошо, ходили широко, поэтому она и отправилась, как ей казалось, на работу в Китай. По прибытии она обнаружила, что её, как часто в те времена случалось, просто продали в семью китайского крестьянина корейского происхождения, существенно старше её, конечно, который овдовел и не мог найти себе жену (все бабы с девками из деревень слиняли в города).

В такой ситуации оказывались тогда многие беженки (многие и сознательно на это шли). Бежать от мужа, конечно, можно, никто не связывает, в подполе не держит, но куда бежать, без языка и контактов на месте, без специальности? С большой вероятностью полиция тут же поймает и отправит на родину – и все дела. Большинство оставались на год-другой – а потом бежали от мужей. Но бывало и иначе, всё кончалось нормальной, а то и просто хорошей семейной жизнью.

Тётушка тогда обошлась покупателю в 800 юаней. Для купившей её семьи вдовца в те времена это были заметные деньги, им пришлось продать специально откормленную пищевую собаку и позаниматься сбором лекарственных трав в горах, чтобы накопить деньги на покупку моей собеседницы.

Однако же… Тот муж, которому её тогда продали, это тот самый мужчина, с которым она и приехала. Судя по всему, отношения у супругов хорошие, и она говорит о новой (впрочем, какой "новой" - десять лет же прошло!) семье много, с уважением и симпатией, явно переживая за происходящее там. Муж иногда вставляет пару реплик – умных, по делу. А когда заходит речь о той собаке, им обоим явно становится весело. Трагедия – с одной стороны, а с другой – веселое предание, забавный эпизод в истории небогатой крестьянской семьи, из разряда, «а как вы познакомились?» (в данном случае правильный ответ «а мой-то меня на собаку обменял! жирную!»).

[1..5]


Папки